БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 19-й день >

19-й день

16-е декабря 2008 года

Костя Доктор

С утра слабость: еле заставил себя подняться. Голтис такой же. Трудно даётся в этот раз сухой пост! Промыл желудок пресной водой с лимоном - литра полтора.

Минут 10 полоскался в водовороте за кормой. Когда удастся расслабиться, разгружается всё тело - грудь, поясница, ноги. Словно снимаются гири.

Так легко движется и думается, словно я только что на свет народился. Для полной стерильности надо постричься. «Только не на кокпите, - возражает капитан, - волос будет меньше». Пробираюсь вдоль правого борта на нос по раскачивающейся палубе. «Погоди, Костя, камера почти готова!» Голтис берётся за машинку. Скользнули бурые ошмётки по белой палубе, по красному борту лодки, да и развеялись над серебряными волнами. Голова теперь - как колено.

«Ты совсем теперь, как подросток, Костя» - смеётся Серёга из-за камеры.

Засняли схватку в шахматы между Андрюхой и Адриааном: полчаса азартнейшего сражения с диалогом на русско-английском языке. Каждый говорил на своём, обращаясь к другому. Оба друг друга прекрасно понимали. Андрюха победил дважды. Врач почему-то удивился.

Голтис читает:

Православие и религия будущего, Иеромонах Серафим (Rose)

Часов 5 валялся на лодке. Сначала совсем нагой, потом одел трусы и ветровку, чтобы не сжечь непривычные солнцу части тела. На палубу то и дело выносит летучих рыб, где они быстро высыхают до состояния тарани. Серёга съел одну - очень хвалил. Попробовать бы! Но я не Ален Бомбар: у меня теперь другая задача. К вечеру стало прохладно. Ушёл в кают-компанию. Там поствили крутить звериного детектива Эйса Вентуру, и я скоро заскучал. Смотреть игровое кино - не для меня. Иллюзорный мир.

Куда интересней на палубе под звёздами:

Римских ночей полновесные слитки,

Юношу Гёте манившее лоно.

Пусть я в ответе, о я не в убытке:

Есть многодонная жизнь вне закона.

Сегодня был «каютный день». Было все еще утро, когда все вернулись в свои кровати, чтобы вздремнуть. День тянулся медленно. Капитан пытался закрепить гик, а я встретился в шахматном поединке с Андреем. Иногда я хочу, чтобы у жизни были ответы - лишь черное и белое, как шахматная доска. И никакого серого между ними. Оставшийся день я провел на палубе, вглядываясь в горизонт, который иногда кажется  столь же близким, как гребень ближайшей волны. Я посмотрел на ребят, направившись в каюту после того, как начал дуть бриз. Они выглядят старее, особенно Константин и Голтис. На них натянулась кожа. Их психическое состояние пока в порядке, и я с улыбкой вспоминаю обращенные ко мне слова Андрея: «Проверяй-проверяй, старина».

Я провел вечер с Анатолием, рассматривая звезды. Их так много. Мы начали учить их названия: Минтака, Альнилам, Альнитак. Они звучат так чужеземно, я не ожидал меньшего от звезд, составляющих пояс Ориона. Выговаривать эти названия для меня так же непривычно, как и имена: Константин, Голтис, Андрей Супрун, - когда я услышал их впервые.

 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA