БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 38-й день >

38-й день

4-е января 2009 года

Костя Доктор

Едва дотащился от койки в центральной каюте до кают комании, рухнул на лавку рядом с полулежащим Голтисом. Подошёл доктор:

«Какие жалобы?» - «Никаких» - «Что болит?» - «Ничего не болит» - «Как самочувствие?»

Что мне сказать врачу? Ничто меня не беспокоит, ни боль, ни жажда, ни голод. Вот только подняться, чтобы нужду пойти справить не могу. Нет сил. Ничего - тщетны россам все припоны! Надо бы за борт - освежиться. Дудки - не получилось.

А Толик с Андреем занимались уборкой: разбирали продуктовый склад под нашим ложем в центральной каюте.

Так и просидел весь день до темноты на лавке в кают-компании.

Доктор ещё день проголодал насухо. Оживился. А то было совсем заскучал, дескать: пациенты не мрут вопреки ожиданиям и болеют - скука! А тут сам поголодал - видно задумался над происходящим; Может, теперь чего и напишет толкового, а не одни показатели сахара и давления крови.

Ночью не спалось. И заняться ничем от слабости не способен, и уснуть не получается:

Есть, понимаешь, подобные ночи.
Пустоутробные часовороты.
Всё вспоминаешь, -
Бог видит, не хочешь, -
Кто ты и что ты.


Выйти на палубу, что ли, под звёзды! Только качает яхту море, подняться голодарю не даёт. Из угла в угол ложа катает, часы катит.

Время скрипит, повторяется, вроде
Полустиха на пластинке затёртой.
Ночь притворяется, что на исходе:
Третий, четвёртый...


Дума за думой, волна з волной, час за часом - настанет утро, всё схлынет?

Время кряхтит, надрывается, старит.
Однообразный сбывается опыт.
Как погляжу, несчётлив тот скаред,
Кто его копит.

Долго ль в ночи, в непроглядной утробе
Перекипать неразымчивым телом?
Освободи, пробудиться сподоби -
Там, за пределом!

Эта картина - прощальная треба.
Неосторожной слезой не замою
Чуть проступающих нового неба
С новой землёю.

Большую часть утра я провел в кровати. Св. Нептун пристально наблюдал за мной, пока в каюте не стало настолько жарко и душно, что дальше я находиться там не смог. Я почувствовал себя гораздо лучше после купания. Ощущения в течение дня были разные. Иногда жажда была очень сильной, а иногда мне становилось лучше. Я долго проговорил с Голтисом о фруктах: какого фрукта нам хотелось бы прямо сейчас. Мне - сочного ананаса... а на втором месте был бы большой желтый персик. В целом это было рискованное занятие - слишком много прекрасных фруктов... Сейчас бы сгодилась и сырая луковица.

День был длинным. Вечером мы стали шутить о том, как долго нам еще плыть до суши. Виталий продолжает говорить, что осталось десять дней... Я не смог бы перенести еще десять дней. Я тоскую по дому как никогда. Проверил все медицинские показатели - уровень сахара в крови Константина очень низок. Он говорит, что слаб настолько, что даже не может сходить в туалет. Надеюсь, он продержится два последних дня - теперь он настоящий скелет. Он говорит, что почувствовал стремительное ухудшение в последние три дня. Голтис чувствует себя хорошо, если не считать усталость. Мой уровень сахара тоже опустился ниже нормы, в моей урине обнаружено большое количество кетонов. Воду начну пить завтра, как только мы достигнем суши, а есть начну, когда будем двенадцатью блюдами праздновать с ребятами их Рождество. Сегодня у меня текли слюнки при виде ужина из риса с жареным луком и морковью. До суши осталось всего лишь полдня. Скажу снова - я не могу дождаться. Я так устал.

Когда я улегся, Андрей дал мне послушать музыку. Это был русский церковный хор - я не понимал ни слова, но это было так красиво.


 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA