БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 32-й день >

32-й день

29-е декабря 2008 года

Костя Доктор

Стоило выехать из яхтенно-пляжной зоны, быт кругом резко поменялся. Деревянные домишки под дранкой - деревянной черепицей, совсем как в горах Восточной Галичины или Подкарпатской Руси, только асфальт декабрьский плавится, только кожа хозяек черна, только вместо выгоревшей добела соломки у детворы - гнутая чёрная проволока на лбах, только в лесу вместо лис, кабанов и зайцев живут обезьяны, попугаи и колибри, и ходит тут детвора не в лес по грибы, а в на залив за крабами и черепахами. Босоногие сопливые негритята, завалинка с большезадыми крикливыми бабами в белейших платьях, дымные забегаловки с молодцами в оранжевых и голубых майках на шоколадных торсах, зелёные кубики домино, регги, ноздри сводит от запаха рома.

Белый микроавтобус за полтора доллара везёт меня во Францию. На перевале указатель «Bienvenus à Partie Française». Появились знаки ограничения скорости, дорожная разметка и тротуары. В здешней столице Marigot куда больше белых. И не только туристов и яхтсменов, ног и барменов, и и продавцов, полицейских, чего не увидишь в нидерландской части острова. Цены здесь в euro, и цены вполне европейские. И порядки куда более европейские. На причале - паспортный контроль. У Fort Saint Louis чёрные парни и девушки в дредах и одинаковых белых футболках готовят площадь к концерту христианского рок-проповедника. Ритмизованная гортанная речь из динамиков на карибском английском - «Спасение есть, не печальтесь, братья и сестры!» - бодрит вечерних прохожих. На тумбе, поджав ноги и обняв мятый рюкзак съёжился печальный чёрный растаман. На тенистой улице со стенами, пёстрыми от графити, два чёрных прповедника в тщательно отутюженных брюках и блестящих чёрных ботинках что-то внимательно и терпеливо толкуют долговязому туристу в пятнистых шортах. Тот послушал-послушал, да замахал руками: «Mais non, non...» И перебежал на другой тротуар, и заспешил вдоль багряных резных жалюзи в сторону моря и золотого заката в океанской дымке, и мне захотелось пригласить любимую в путешествие:

Дитя и сестра,
Легка и быстра
Умчит нас мечта, и сможем
До смерти вдвоём
Любиться в твоём
Краю, на тебя похожем.

Небес этих свет
Растаянно сед,
Он - втайне моё влеченье.
Твоих ли то глаз,
Лукавых подчас,
Заплаканное свеченье?

Там всё - безупречный лад
Спокойных, ясных услад.

Стал нашим жильём
Блистающий дом,
Где льёт благорастворенья
Редчайший цветок,
И пышный восток
Кадильниц растит куренья.

В глубинах зеркал
Там зал просверкал
Со сводов тысячесвечьем.
И всё, что ни есть,
Душе твоей весть
Родимым её наречьем

И всё - безупречный лад
Спокойных, ясных услад.

Взгляни-ка сюда:
Красавцы суда,
Что дремлют поверх канала,
С окраин земли
Тебе привезли,
Чего б ты ни пожелала.

Каналы, земля,
Дома и поля
Зажглись уже на закате.
Весь свет, налитой
Густой теплотой
В растопленном тонет злате -

И весь - безупречный лад
Спокойных, ясных услад.

 

 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA