БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 28-й день >

28-й день

25-е декабря 2008 года

Костя Доктор

Откинули скамейку в кают-компании, на которой спит по ночам Голтис, на которой спал прежде и я - искали водку для застолья - и с удивлением выяснили, что купленные для выхода из голодания яблоки, ананасы и цитрусовые целы-невредимы, только у дыни начал коричневеть бок. Ну, да на пару деньков её хватит! А нам столько и остаётся до суши.

Праздновали Католическое Рождество с Адрианом. Он рассказал, что в этот день у них дома собирается вся родня и мечтает среди африканского зноя о «Белом Рождестве». После праздника все отправляюся на пляж. А теперь он живёт в Канаде, и от снега там некуда деваться. Все расселись на кокпите. Толик зажарил картошку, на этот раз без сала. Нашлась бутылка красного сухого испанского «El Coto» из вин провинции «Rioja» и литровка 38-градусной «Московской Особой» испанского же разлива.

«С пузырьками», - одобрил Андрей.

«О чём это говорит?» - спросил Голтис.

«О качестве, - авторитетно поднял взгляд с этикетки Андрей, - В самопале они бы сразу растворились».

«Выпил бы сейчас водки, Андрюха?»

«Выпил бы!» - ответил Андрюха с чувством.

Он выглядит измученным, ни на кого не глядит, почти не участвует в разговорах. Сразу по окончании тостов ушёл в лежбище на носу.

Били в барабан, пели под гитару русинские песни и рок-н-ролы. Но недолго. Ни у меня, ни у Голтиса не было голоса. Щекотало в груди, и силы скоро оставили. Адриаан принёс узкую бутылку из-под канадского мускатного вина. Вырвал из докторского блокнота кожаной обложки лист желтоватой бумаги и перьевой ручкой вывел аккуратным вертикальным почерком подробный рассказ по-английски о целях нашего похода. Капитан написал печатными: последняя водка и вино до суши. Толик: Дождались католического Рождества. До берега 2 дня. Слава Богу! Я по-украински в смысле: 28-й день Різдвяного посту без їжі, а без води: 18 днів Ґолтіс, 9 днів Костянтин, 7 днів Андрій тощо. Див.: equites.com & columbusquest.tv, пиши на...

И доктор указал свой email, и поспорил со мной на $400, что полгода не пройдёт, как он получит электронное известие от нашедшего нашу бутылку. Кто знает, он похож на человека с доброй удачей. Толик перевязал красной ниточкой аккуратно связанное Адриааном послание, закупорил пробкой из своей немалой коллекции, каждый поцеловал бутыль, а Голтис даже перекрестил. Я же бросил её за борт.

«Пойдёмте смотреть фильмы катастроф», - позвал Голтис.

«Пойдём» - поддержал Серёга.

Я пошёл на нос и пролежал там часа три в предзакатном солнце. Волны-волны-волны. Долго-долго-долго.

Обымет музыка, заговорит прилив,
Запоют ветрила.
Влечёт морская ночь, туманами прикрыв
Тусклый луч светила.

Полотнищем в груди полощется порыв
И рокочет сила,
Сколь много бы в пути горбов и пенных грив
Хлябь ни громоздила.

Я - заострение и трепет всех страстей
Страстотерпца-судна,
Носимого поверх солёных пропастей,

Бурей беспробудно
Укачанного. - Тих простор, и в нём ладья
Отчаяния.

Голтис сильно осунулся и словно постарел. Интересно, как выгляжу я? Сергей шутит, что я - наоборот - совсем внешне впал в детство. Отчего же столь по-разному действует на нас пост?

Рождество.
Счастливого Рождества, св. Нептун! Желаю тебе хорошего дня и года. В ответ он ухмыляется. Я всех поздравил с Рождеством. Чувствую себя очень устало. Мы плохо спали из-за волнующегося океана.

Я все еще читал мой «подарок» самому себе - уличный журнал, который дал мне отец в Лондоне, когда Анатолий начал чистить картошку к завтраку. Сегодня она будет жареная. Все вышли на палубу. Мы откупорили бутылку красного вина и позавтракали в хорошем настроении. Команда постоянно вдыхает запах вина и картошки. Сегодня они хорошо выглядят. Они знают, что их время скоро придет. Голтис принес барабан, а Константин играл на гитаре, пока мы писали письмо в бутылку. Константин предположил, что шансы на то, что послание к нам вернется - очень малы. Я же - наоборот - считаю, что шансы велики, и вскоре мы снова встретимся с нашим письмом. День весело продолжился, когда на смену опустевшей бутылке вина достали бутылку водки. Анатолий положил на нее глаз. Сегодня самый лучший день. Снова есть, что выпить. Друзья, семья, Рождество, мы целы и невредимы, и еще два дня плавания впереди. У меня была возможность поговорить с семьей по спутниковому телефону и пожелать им счастливого Рождества. Они как раз приступали к праздничному ужину. Могу только представить, что у них на столе.

Все угомонились, а я стоял на палубе и думал обо всех Рождественских днях, что у меня были, о моей семье и друзьях. Благодарил Господа за этот день и за возможность провести Рождество с шестью православными христианами. Андрей крикнул из кабины: «Костя, ты помнишь, что обещал мне купить два ящика зеленых яблок, когда мы приплывем к берегу?» Константин ответил: «Да, он помнит».

Я крикнул: «Харашо, Рождество!» Анатолию, когда он вернулся на палубу. Он вытащил маленький русско-английский переводчик и, показывая на слово «sorrows» спросил: «Нет печали?». Я ответил: «Нет».

 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA