БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 24-й день >

24-й день

21-е декабря 2008 года

Костя Доктор

Незнакомая белоснежная птица с длинным узким хвостом, двоящимся на самом конце пролетела над мачтой, не удостоив нас взглядом.

Принято думать, что в Атлантике не протолкаться среди океанских лайнеров и не пробиться среди плавучих отбросов. Заявляю: вода в Атлантике чиста и прозрачна, корабли же встречаюся раз в 10 дней. Если повезёт. А то - как Андрюхе позавчера с плавучим зверинцем на пластмассовом кранце. Редкая птица... Зато много летающих рыб.

Как тельце маленькое крылышком
По солнцу всклянь перевернулось
И зажигательное стеклышко
На эмпирее загорелось.

Как комариная безделица
В зените ныла и звенела
И под сурдинку пеньем жужелиц
В лазури мучилась заноза:


- Не забывай меня, казни меня,
Но дай мне имя, дай мне имя!
Мне будет легче с ним, пойми меня,
В беременной глубокой сини.


Андрей хочет взяться за любимое дело - за рыбалку. Капитан категорически против. Он убеждён, что нельзя убивать в море рыбу или всякую другую Божью тварь - это не приведёт к добру. Минувшим летом мы шли на «Гаруде» из Херсона в Балаклаву, собрались заночевать в Днепровском устье, и у самого берега при выходе в лиман запутались в рыболовную сеть. Я нырнул и осводил рули от сети, в которой сидел громадны запутавшийся сом. По распоряжению капитана, сом был отпущен на волю. Капитан убеждён, что попались мы в путы именно потому, что сом пострадал - пусть не по нашей - по человеческой воле. А мы за это поплатились. Выпустив пленника, мы искупили вину человек перед рыбой. Вывод ясен: не моги обижать морскую тварь, когда ты в море.

Толик варит картошку на камбузе. Качка, кастрюля плящет на подвесной горелке. Андрей наблюдает с капитанского кресла, даёт советы:

«Толян, сделай пюре!»

У Толяна, обычно с Андрюхой покорного, разливается кипяток, Толян кипятится:

«Вот возьми и сделай!»

И тут же оправдывается:

«Ну чем ты её потолчёшь, Андрюха?»

Андрей, не шевельнув пальцем:

«Ты банкой майонезной помни».

Толян:

«!»

Андрюха, невозмутимо:

«Я дома всегда так делаю: возьму бутылку от пива - и мну».

Небо светло от звёзд.

Ещё темнее мрак жизни вседневной,
Как после яркой осенней зарницы,
И только в небе, как зов задушевный,
Сверкают звёзд золотые ресницы.
И так прозрачна огней бесконечность,
И так доступна вся бездна эфира,
Что прямо смотрю я из времени в вечность
И пламя твое узнаю, солнце мира.
И неподвижно на огненных розах
Живой алтарь мирозданья курится,
В его дыму, как в творческих грёзах,
Вся сила дрожит и вся вечность снится.
И всё, что мчится по безднам эфира,
И каждый луч, плотской и бесплотный, -
Твой только отблеск, о солнце мира,
И только сон, только сон мимолетный.
И этих грёз в мировом дуновеньи
Как дым несусь я и таю невольно,
И в этом прозреньи, и в этом забвеньи
Легко мне жить и дышать мне не больно.


Вот бы не кончалось странствие!

Утро началось медленно. Так начинается утро Нового года после ночного празднования. Все вскоре вернулись в свои койки. Анатолий сообщил, что сегодня есть выбор между «картошкой» и «чищенной картошкой», - и то, и другое сваренное в морской воде. Я немного поразмышлял над меню и выбрал вареную в морской воде «чищенную картошку».

Константин сообщает о сильной усталости. Большей, чем на прошлой неделе. Голтис выглядел очень усталым, когда играл сегодня на барабане, и быстро потерял интерес к выстукиванию ритма. Иногда он проводит дни без капли воды. Я считаю это сумасшествием. Он действительно пытается выжать из своего тела максимум. Он сказал, что начнет заново строить свое тело, когда пост закончится. Я не знаю, что и думать о его упрямой силе воли. Андрей с трудом вышел почистить зубы после утренней молитвы. После этого просто свалился обратно в койку. Он тоже выглядит усталым. Прошлой ночью он спал лишь 2-3 часа. Позднее Анатолий сказал мне, что Андрея ночью знобило. Сегодня он переживает «кризис». Не думаю, что в этот раз о попросит о помощи. Он лишь улыбается, когда я спрашиваю его, как самочувствие, и отвечает: «Хорошо, 3-4 по 10-балльной системе».

Остальная часть дня прошла по тому же сценарию. Есть, спать. Спать, есть. Я чувствую необходимость заняться физкультурой вечером. Хочу вытянуть ноги за пределы судна. Мы идем на неплохой скорости в 7 узлов, нам сопутствует хороший ветер под чистым небом, усеянным звездами. Я наблюдал фосфорившийся на волнах планктон перед тем, как лег спать. Планктон настолько мал, а так ярко сияет. Волна нахлынет, и он засветится, как падающая звезда. Свет далекой мерцающей звезды отражается в мельчайшей частичке планктона.

К завтрашнему завтраку мы должны преодолеть отметку 1000 миль.


 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA