БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 17-й день >

17-й день

14-е декабря 2008 года

Костя Доктор

Что ни утро, завхоз и повар Толик обнаруживает покрытые серой щетиной плесени лимоны, мандарины, гранаты - и прочь за борт! У меня, не евшего ничего уже 17 дней, сердце при этом обливается кровью: как же можно - за борт гранат или дыню?!

Принял решение попоститься 2-3 дня без воды: что-то незаметно переносится голод - никаких страданий в кадре.

Львино-жёлтая луна взошла из-за низкой тучи, взошла поздно. С час назад Толик вернулся с палубы и сказал: «Ребья, звёзд целое небо, а луны-то нет!» Зато теперь горит на полнеба. Голтис пошёл поглядеть на палубу и вернулся с летучею рыбой. Размером с ладонь, тёмно-серая с синими жабрами и расставленными в бока узкими крыльями, она была мертва. Голтис понюхал её и посоветовал понюхать мне: «Пахнет, как свежие бычки с Херсонского рыбного базара!» Это правда. Подумалось на мгновенье о пиве. Рыбка не двигалась: должно быть, бедняга только что разбилась о палубу.

Не монады, просто моллюски -
Этого добра полон океан.
Звонко молвится по-французски:
«Rien ne restera, rien que le neant».

Пустоты зеркальные сгустки,
Алое ядро с левой стороны,
В бездне бездн, по-высокорусски,
Вот - сотворены, вот - растворены.

И не только звёздный колодец -
Зеркало твоё, сущее ничто:
Много знает морепроходец,
Тур ли Хейердал, Жак ли Ив Кусто.

Седобровый, всего не скажет.
Сладит себе плот, сядет - поплывёт.
Отражённую влача тяжесть
Огненных зеркал из пустых высот.


Смотрели вторую часть «Властелина колец». Хорошая сказка, отличная фантазия, но как длинно! Я бы укоротил батальные сцены и сократил диалоги в раз несколько.

Я как раз пытался встать со своей койки, когда началось настоящее светопреставление. Корабль накренился на правый борт, и вода хлынула в маленькое окошко кухни. Вода превращалась в пар, так как погасила газовую печку, где готовился утренний кофе. Капитан метнулся захлопнуть окно и побежал на палубу. Я слышал, как к нему присоединились тяжелые шаги, паруса все трепыхались на ветру. Меня словно приклеило к койке наклонившегося корабля. Настигнувший нас шквал навалился на стаксель-парус так, что разломал гик надвое. Вот так - откуда ни возьмись. Все поникли. Я спросил Голтиса: «Это катастрофа?», на что он ответил: «Да, это катастрофа». Придя в себя, Анатолий только и сказал: "Возможно, теперь три недели станут четырьмя неделями. У нас осталась гора картошки - они все равно не едят». Нам нужно будет починить его в Доминиканской Республике.

На горизонте по-прежнему ни малейшего намека на корабль. Анатолий пытается приготовить завтрак на колышущемся судне. Голтис не выспался и выглядит утомленным. Константин - аналогично, несмотря на его приветливую манеру держаться, а Андрей, похоже, не покинет сегодня свою койку. Все сообщают об усталости, их давление и уровень сахара в крови все так же остаются низкими. Я по-прежнему нахожусь под впечатлением от их силы воли, ведь часто на расстоянии протянутой руки лежит кусочек болгарского перца или шоколада. Но они упорно продолжают свое дело, и нет ни намека на перемены в их планах. Это будут полные 40 дней.

Темные тучи догнали нас в конце дня. Сейчас середина путешествия. Команда проживает день за днем, не показывая мне ни малейшим образом, что борются с этим голоданием, которые возложили на себя. Монотонность порождает опасность. Теперь и я это ощущаю. Я думаю о мягком матрасе, о полноценном отдыхе. Нептун мучает нас постоянным аритмичным волнением океана, а ветер-пассат дует в наши отныне покалеченные паруса, неся нас на запад.


 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA