БОРТОВОЙ ЖУРНАЛ > Дневник > 16-й день >

16-й день

13-е декабря 2008 года

Костя Доктор

Ночью я предложил Голтису своё место на скамье кают-компании. В нём тесно, и потому меньше бросает. Сам устроился на ложе в центральной каюте - там просторно, в чём и недостаток при качке. Качает, по словам Голтиса, всю ночь - спать он там совсем не может. Пусть отдохнёт, мне всё равно от дум не спится.

На рассвете спланировали с капитаном маршрут. Остров Guanahani, первая суша, куда высадился Колумб, лежит далеко на севере, идти туда нецелесообразно, да и можем в 40 дней не уложиться. Во втором же плавании Колумб шёл южнее и открыл Мартинику, Острова 11 Tысяч Дев (ныне британские Virgin Islands) и Puerto Rico. Это нам по пути. Решили зайти на Sombrero, отстоящий от Виргинских островов необитаемый, по-видимому, остров с маяком. Хорошо бы там справить Новый Год! Оттуда пойдём на остров Anegada, один из западных Виргинских островов, принадлежащих Великобритании. Там, по словам капитана, мы увидим настоящие Карибы - с пальмами, лагунами, золотым песком и горячим ветром. Как об этом мечтается в морской болтанке, когда голодно и холодно, когда негде пройтись, пробежаться, проплыться! Так вот, Анегада изобилует заводями, коралловыми островками и рыбалкой: всем тем, чего жаждут пленники «Гаруды», и чего так не хватает для съёмок. Там смогут денька 3 поголодать и доктор, и капитан. Оттуда мы отправимся, обойдя на севере Puerto Rico, на остров Haiti, или, как назвал его Колумб, Española (На некоторых англоязычных картах он и поныне сохранил это имя в латинизированном написании Hispaniola). На юго-востоке острова ждёт нас бухта с городком Santa Bárbara de Sámana, где капитан уже бывал, и где мы попадём на «настоящие Карибы».

Купались с Голтисом на страховке за бортом. Прекрасный массаж, и вода теплее «тропического» воздуха. Можно волочиться за кормой бесконечно. Внизу фиолетовая голубизна будто глаза тебе красит. Голтис так и сказал, когда я на борт выбрался: «У тебя глаза, как вода, фиолетовые стали».

Привычная умеренная болтанка в 5-6 баллов. Идём на автопилоте, капитан пьёт чай в кают-компании, заедает крупным коричневым пряником с тонкой белой глазурью и чем-то яблочно-сладким внутри. Беседуем об особенностях экспериментальных турбопарусов на "Алькионе" Жака-Ива Кусто. Вдруг хлопок паруса, пол под ногами слева вздымается вверх, в иллюминатор врывается поток, через головы летят бинокль, библейский календарь, чашка, телефон, шлёпанцы. "Закрыть иллюминатор, мля!" Капитан бросается спасать судно: захлопывает иллюминатор и выравнивает судно. Шквал умчался. Ветер стих. Море такое же, как 5 минут назад. Только слева от грота повис обломок бревна, обломок покороче болтался на верёвках на синем треугольнике паруса. Это стаксель-гик, сделанный из кедрового бревна толщиной в 10-12 см. Он расслоён почти по всей длине и сломан на расстоянии 1/5 от крепежа паруса. "А без него можно идти?" - "Пойдём. А как же иначе!"

Вечером крик: «Киты!» То ли китов, то ли касаток разглядел Голтис позади и справа по борту, мне же не повезло.

По-прежнему ни одного паруса на горизонте за последние сутки. Сильный ветер не прекращался всю ночь. Все до сих пор в постели - что может означать лишь то, что они тоже не особо хорошо выспались, и пытаются наверстать потерянный сон. Бессонница невероятно осложняет задачи эксперимента. Как же жду, что ветер стихнет, и мы помчимся по маслянистым синим водам Атлантики. Но, кажется, сам Нептун не спал этой ночью... В наш навигационный компьютер попало немного воды, и капитан пытается починить его. Я надеюсь, у него получится, и мы сможем найти тот безлюдный остров, о котором он вчера рассказывал. Я все более воодушевляюсь, - кажется, мы поплывем в более отдаленные места, чем предполагалось вначале.

На мой вопрос о планах на сегодня Константин ответил: «Просто выжить». Я чувствую то же самое.

 
 
 

17:46 28-01-2012

© content 2008-2011 Equites
© programming, hosting AllServ.Net.UA